четверг, 19 февраля 2015 г.

Пелевинское

С творчеством Пелевина я познакомился впервые на втором или третьем курсе университета. Книга с портретом команданте Че лежала на полке в комнате общежития. На вид она была практически новой, а некоторые её страницы даже были слегка склеены и открывались с характерным хрустом. В ней было три произведения: "Generation П", "Жизнь насекомых" и повесть "Желтая стрела". Начал я с первого романа и поначалу он шел не очень хорошо. Разум, ещё со школьных времен накормленный отборной и высокой русской классикой как-то смущался и конфузился, встречая то крепкое словцо, то какие-то, казалось, совершенно нелитературные повествования и описания "грибных приходов" главного героя. Но интерес двигал вперёд, а создаваемая в книге реальность затягивала. К середине романа меня было уже не оторвать, а затем я с удовольствием проглотил и две оставшихся повести. Пелевинские миры, которые, вроде бы, совершенно реальные и наши и в то же время какие-то невероятные, не выпускали сознание и хотелось пожить в них ещё немного.
Надо сказать, что я не любитель фантастики, фэнтези, так называемой "фикшн-литературы". Описания реального мира, каких-то моментов истории или даже сплошь выдуманные, но происходящие в нашей реальности повествования, привлекают меня гораздо больше и кажутся ценнее, нежели баталии волшебников, ведьмаков, колдунов или, не дай бог, похождения "попаданцев" во времени.
Пелевин удивительным образом создает иллюзию настоящего реального мира, как будто всё это происходит на самом деле. Вот она Россия, вот Москва, начало девяностых, хлынувшая в страну пьянящими волнами Пепси западная культура, реклама. Только только закрепив в сознании читателя время и место, вызвав в нём какие-то воспоминания и образы того времени, Пелевин начинает подмешивать в эту реальность какие-то совершенно невероятные вещи, которые слегка отслаивают созданный мир от существующего, отсылают читателя то к Шумерской мифологии, то к Фрейдовским работам, то с иронической издевкой вплетая какие-то совершенно дикие конспирологические теории. Созданная Вселенная Пелевина кажется на первый взгляд сущим бардаком в дурмане, который творится на фоне русских пейзажей с берёзками и видом на Кремль. Но этот бардак почему-то как нельзя лучше описывает происходившее и происходящее, но не в исторической точности, а скорее в плане ощущений и настроений. Все это меня привлекало и я решил ознакомиться с другими работами автора.
Я прочитал напечатанные в том же сборнике и сотканные из сплошных метафор "Жизнь насекомых" и "Желтую стрелу". Потом был "Омон Ра", который я прочел почти полностью в электричке и дочитав дома перед сном. В нем идея переплетения реальности и какой-то сумасшедшей конспирологии ещё больше меня зацепила, грань между ними была гораздо тоньше, чем в "Generation П", а концовка укладывала на лопатки. Ну а затем я прочел "Чапаева и Пустоту", роман, который в моем личном рейтинге уверенно держит первое место не только среди пелевинских произведений, но и среды современной русской неклассической литературы. Хотя, "Чапаева" по праву уже можно отнести к современной классике (к слову, это не спонтанные слова впечатлившегося неуча, а скорее расхожее мнение). Роман настолько многогранен, что его можно перечитывать не один раз, настоящий интеллектуальный бестселлер и, пожалуй, самая успешная книга автора.
На днях я продолжил знакомство с ранним творчеством Пелевина, прикупив при случае сборник малой прозы "Колдун Игнат и люди". Вкратце опишу свои впечатления от содержания.

  1. "Проблема верволка в средней полосе". Замечательная повесть, насыщенная вкусными деталями, описаниями и метафорами. Надо сказать, что тема оборотней и вампиров является одной из самых нелюбимых у меня тем как в литературе, так и в кино, но и здесь автору удалось меня порадовать. 4/5
  2. "Колдун Игнат и люди". Заглавный рассказ очень короткий, буквально на 2 странички, скорее иронично-юмористический и вызывающий улыбку. 4/5
  3. "Спи". Отсылка ко временам СССР, повествование о жизни молодого человека, который обнаруживает, что все вокруг постоянно спят и находит этому подтверждения во всей окружающей действительности. Всё вокруг - один сплошной сон. 3/5
  4. "Вести из Непала". Еще один полуиллюзорный мир советского троллейбусного депо, переходящий из абсолютно реального описания действительности к какому-то массовому помешательству. 4/5
  5. "Девятый сон Веры Павловны". Пожалуй, во всем сборнике это один из самых закрученных рассказов, сон, в котором события и обстановка сменяют друг друга едва появившись в "кадре". 3/5
  6. "Синий фонарь". Абсолютно нетипичный для Пелевина рассказ, после предыдущих читается как спокойная классика, короткий очерк или этюд. Действие происходит в абсолютно настоящем мире, без примесей. Пелевин прослеживается лишь в диалогах. 4/5
  7. "СССР Тайшоу Чжуань". Явная сатира на коммунизм в его проявлениях в СССР и Китае, который, тем не менее вполне укладывается в древнее китайское представление о Вселенной в чайнике Луй Дунь-Биня, продающего всякую всячину на базаре в Чаньани. Рассказ помечен как "Китайская народная сказка". 4/5
  8. "Мардонги". Не рассказ, а псевдоэссе об идеологии некоего сектанта Н. Антонова, последователи которого называли себя тибетским словом "Мардонги". Я не раскусил сути эссе, оно оказалось вне плоскости моего понимания. 1/5
  9. "Жизнь и приключения сарая номер XII". В общем-то, в названии отражено все содержание рассказа. 3/5
  10. "Онтология детства". Монолог человека, родившегося и всю жизнь проведшего в грязной тюрьме (это, конечно, метафора) из которой никто не выходит. Рассказ построен как воспоминания о детстве, но к концу оказывается, что рассказчика уже давно нет. 5/5
  11. "Встроенный напоминатель". Очередной сюрреализм, довольно забавный, но незапоминающийся. 3/5
  12. "Водонапорная башня". Рассказ, целиком построенный из одного предложения. Начинаясь на виде водонапорной башни, он витиевато уходит то в описания, то в размышления, то в переживания, в конце концов снова возвращаясь к той самой башне. Из-за того, что описания чересчур витиеваты и включены в одно предложение, рассказ читается тяжело и плохо запоминается. Но, возможно, так и было задумано. 2/5
  13. "Миттельшпиль". Еще один рассказ о полуреальной России, в котором события разворачиваются к концу так стремительно, что захватывают до конца. Почему-то в голове возникают отсылки к "Чапаеву", по ощущениям. 4/5
  14. "Ухряб". Этот легкий и в большей части юмористический рассказ понравился в сборнике больше всего. О том, как навязчивая идея, внезапно возникшая тяжелым похмельным утром мерещится везде и доводит её обладателя до отчаяния. 5/5
Ещё несколько рассказов, которых не было в этом сборнике, но которые я прочел вскоре отдельно.
  1. "Бубен верхнего мира". Захватывающее повествование о месте шаманской связи с миром ушедших, не без иронии и вплетения современных нравов и культуры потребления. Однозначно, хороший расказ. 5/5
  2. "Бубен нижнего мира". Не имеет прямой связи с предыдущим рассказом, хотя казалось бы. Рассказ в формате размышления, которое, по убеждению автора, незаметно для самого читателя начинает магическим образом действовать на него самого. 3/5
  3. "Папахи на башнях". Совершенно дикий замес из истории, вымысла и какой-то истерии по телевизору. При этом везде - неприкрытая сатира, которая "доставляет". Узнаются кумиры и знаменитые личности того времени под измененными именами. Действие рассказа происходит в начале 90-х в Кремле. 4/5
  4. "Зигмунд в кафе". Ещё один забавный и легкий рассказ без переплетения правды и вымысла, с несколько неожиданным финалом. 5/5
В завершении хочу добавить, что Пелевин - это не писатель, который описывает какой-то "наркоманский приход" смешанный с реальностью (как вы могли бы подумать). В его произведениях много насмешек, сатиры, мощных метафор и сумасшедших идей. Но раскрыть их суждено, видно, только тем, кто умеет смотреть преимущественно вглубь, а не вширь. Это игра вымысла и смысла, в которой победа чаще всего остаётся неопределена.

Комментариев нет:

Отправить комментарий